войти О проекте Поиск

Коряжма ONLINE | Сайт общественного мнения города Коряжма

28 октября 2011

Про скорую помощь

Большинство из нас при звуках сирены автомобиля скорой помощи (как, прочем и другого спец.транспорта), обязательно обернутся или выглянут в окно и подумают, - где-то беда, и тут же забудут об этом.  Нормальная реакция, нормальных людей.

На шестилетие сына моих хороших знакомых (смышленый парень, уже читает, знает цифры), подарил ему книгу «Удивительный волшебник страны ОЗ». Рассматривая подарок, малыш с детской наивностью спросил, - а, почему страна называется «ноль три»?  Устами младенца...

Конечно, служба «ноль три» – это не страна, работают в ней отнюдь не волшебники, хотя их машины порой и называют до сих пор каретами, но ведь практически каждый из нас набирая «ноль три» надеется, если не на чудо, то, по крайней мере, на помощь, скорую медицинскую помощь.

 Городские СМИ в этом году тратили большое количество газетных площадей и эфирных минут для освещения проблем коряжемской медицины. Только вот сводились они в основном к новой больнице, как-то несправедливо, на мой взгляд, коряжемская служба скорой помощи выпадала из городского информационного поля. А ведь у этой службы своя специфика, свои проблемы и вообще, интересно узнать, мнение врачей и фельдшеров о нас, тех, кто, набирая «ноль три» находится на другом конце телефонного провода.  Как говорят шахматисты, попробуем перевернуть доску и попытаемся посмотреть на все это со стороны белых.

Разговор с заведующей отделением скорой медицинской помощи Натальей Олеговной Нагорной получился вполне доверительным, чтобы избежать неуместного в данном случае официоза, не хочется подавать его в формате интервью. Постараюсь изложить нашу беседу, что называется максимально близко к оригиналу.

По словам Натальи Олеговны, в коряжемской службе скорой помощи работают 25 фельдшеров, 5 врачей, 15 водителей плюс младший медицинский персонал (санитарки). В принципе, этого количества сотрудников для нашего города вполне достаточно, если бы не одно обстоятельство. Из пяти врачей - четверо пенсионного возраста. Если предположить, что все они, по какой-то причине решат уйти на заслуженный отдых, то жители Коряжмы фактически останутся без скорой помощи. Справедливости ради нужно отметить, что есть у коряжемской скорой небольшой кадровый резерв. Врач из отделения анестезиологии и реанимации городской больницы хотел бы работать в скорой помощи, для этого у него есть и специальный сертификат, но в массе своей, молодые специалисты в эту службу не рвутся, точнее сказать, вообще не идут. На мой вопрос: «Почему?», Наталья Олеговна лишь пожала плечами и ответила: «Не идут».

Велика или нет заработная плата врача скорой помощи? Решайте сами. В месяц врач в среднем получает 17-18 тысяч рублей (не трудно догадаться, остальные сотрудники гораздо меньше). Это с учетом 7 тысяч рублей федеральной надбавки по национальному проекту «Здоровье». Заработная плата работникам скорой помощи выплачивается из средств городского бюджета.

Справка. Всего на нужды коряжемской службы скорой помощи из городского бюджета в прошлом году выделено более 15 млн. рублей, за девять месяцев текущего года 12,5 миллионов рублей из них на выплату заработной платы потрачено 9,295 тыс. рублей и 7,685 тыс. рублей соответственно.

Думаю, многим из нас, хоть раз в жизни приходилось слушать жалобы на то, что «скорая» слишком долго едет. Время прибытия бригады скорой помощи по вызову имеет строгие нормативы. При внезапных заболеваниях (это, когда человек потерял сознание или ему плохо с сердцем и т.п) бригада скорой помощи должна прибыть по адресу не позднее 15 минут, время на принятие вызова от диспетчера не более 4 минут. При обострении хронических заболеваний норматив времени прибытия увеличивается до 60 минут.

Как сказала Наталья Олеговна, у скорой помощи есть и «постоянные клиенты», это в основном люди пожилого возраста. Принимая от них вызов, врачи знают, что скорее всего ничего серьезного там не случилось, людям просто необходимо, чтобы их навестили. Неоднозначная ситуация. С одной стороны одинокая старость, с другой стороны врачебный долг. Грустно. Как тут не вспомнить ролик социальной рекламы - позвоните родителям!

В любом случае, по словам Натальи Нагорной, врачи скорой помощи стараются выполнять все вызовы в строгом соответствии с нормативами, если это не касается дальних вызовов (только за 25 дней текущего месяца коряжемской скорой приходилось выезжать на 20 дальних вызовов). Зона обслуживания населения коряжемской службы скорой помощи распространяется от станции Виледь до Ватсы, в неё входят деревни Козьмино и Дурницино, приходится выезжать даже на станцию Пырский. 

Парк коряжемской «скорой» насчитывает 7 автомобилей, круглосуточно на линии три. Обычно в сутки на пост «скорой» поступает 40-50 вызовов в сутки. В зимнее время, когда простудные заболевания становятся обычным делом, бригадам скорой помощи приходится обслуживать около 100 вызовов в сутки.

А вызовы бывают разными, по рассказам врачей немалое количество из них пустые. Человек по телефону жалуется, что ему плохо, выезжает бригада, а на самом деле он просто пьян «в стельку», в довесок ещё и матом четырехэтажным бригаду обложит. Пятница, суббота и воскресение для врачей скорой помощи становятся «черными днями», 70 процентов вызовов к людям, которые находятся в состоянии алкогольного опьянения. Не все, конечно, но многие ведут себя по отношению к врачам крайне агрессивно, кстати, это касается и родственников «больных». 

Бывают и ложные вызовы, например, в минувший понедельник, их было два. Вроде и фамилию, имя, отчество назвали, и адрес, - рассказывает Наталья Олеговна, - приезжает бригада, а дверь им никто не открывает.

В принципе, диспетчер, почувствовав неладное, может отказаться принять вызов, но, как правило, они этого не делают. Человек на другом конце провода, особенно если он пьян, начинает угрожать, ругаться матом, козырять громкими фамилиями.

Выезжают бригады скорой помощи и к самоубийцам. На этой неделе, по словам Натальи Нагорной, было пять таких случаев. Три вызова для того, чтобы констатировать смерть и два вызова на отравления таблетками (женщину 28 лет спасти не удалось, она скончалась в реанимации, мужчина 50 лет остался жив).

Выезжают врачи на ДТП, и к наркоманам, и на пьяные драки, во время которых нередки ножевые ранения.

Сильно удивило, что при вызовах в неблагополучные районы или к буйным пациентам «скорая» не всегда получает силовое прикрытие в лице сотрудника ГОВД. В полиции отвечают просто: - «Нет свободных людей». Вот и приходится идти бригаде спасать чьё-то никчемное здоровье, рискуя своим. 

Рассказывая про все эти «прелести» работы врача скорой помощи, Наталья Нагорная нисколько не жаловалась, по-моему, врачи уже привыкли ко многому. 

И не запомнят пациенты -

Простые наши имена,

Ведь мы же темные лошадки,

Готовые спасать всегда!!!

Беспокойство у Натальи Олеговны вызывает медицинское оборудование, которым оснащены машины скорой помощи. Особенно дефибрилляторы (приборы, для электроимпульсной терапии нарушений сердечного ритма). Наверное, все видели, хотя бы в кино, два небольших «утюга», которые врач прижимает к груди больного и дает электрический разряд, заставляя биться остановившееся сердце. Вот именно эти «утюги», в силу своих технических характеристик отказываются работать, если продолжительное время находились при температуре 0 градусов по Цельсию и ниже. Дефибриллятор находятся в машине, а гараж «скорой» не отапливается. От исправной работы дефибриллятора, в определенных обстоятельствах зависит человеческая жизнь.

Рации, связывающие диспетчера и бригаду скорой помощи, тоже требуют замены, - говорит Наталья Нагорная, да это и не рации, в общем-то, а переговорные устройства, мощности которых не хватает даже для города, не говоря уж о дальних расстояниях. В целом автомобили скорой помощи по минимуму оснащены всем необходимым, но нет запаса. Если, какой-то из приборов выходит из строя, то заменить его нечем, приходится ждать, когда его отремонтируют.

С лекарственными препаратами, так же не все в порядке. Основные препараты есть, - говорит Наталья Олеговна, но их количества едва хватит до конца года, нет никакого НЗ. 

Ну и, на мой взгляд, совсем никуда не годится, что врачам и фельдшерам не хватает одноразовых перчаток. Простая арифметика: врачу и фельдшеру на каждый вызов требуется минимум две пары перчаток, 50 вызовов в сутки, соответственно, суточная норма перчаток составляет минимум 100 пар. На данный момент, до конца года, в распоряжение у «скорой» осталось 700 пар перчаток.

Справка. Всего в 2010 году для покупки медикаментов и перевязочных средств для нужд скорой помощи из городского бюджета выделено 336,5 тыс. рублей, за девять месяцев текущего года 322,2 тыс. рублей, (запланировано на эти цели почти 460 тыс.рублей).     

Потребности финансирования по этой статье расходов, конечно, гораздо больше.

В свете последних событий, в минувшую субботу в подъезде одного из домов по улице Советской был найден труп бездомного, не мог не спросить о выездах к лицам без определенного места жительства (бомжи).

Выезжает, конечно, - говорит Наталья Нагорная, - но, в Коряжме их некуда пристроить, нет у нас в городе специальной службы или организации. Бывает, привезут такого пациента в приемный покой, осмотрят, а он у батареи отогреется и дальше пойдет своей дорогой. Сейчас у «скорой» двое таких постоянных пациента. Один совсем молодой парень, 22 года, другому мужчине около 50 лет. Станет на улице холоднее, и подобных клиентов станет больше.

Приятно удивило, что вызовы к бомжам поступают от жителей нашего города. Идет человек по улице, видит беспомощного бродягу, вызовет скорую, дождется бригаду, ещё и поинтересуется все ли с бродягой нормально. Что же, прямо по М. Булгакову: «...и милосердие иногда стучится в их сердца».

Рассказ о городских бродягах натолкнул меня на мысль, раз уж медицина у нас только условно бесплатная, почему бы не озаботиться судьбой этих людей православному приходу. Ведь бродяг в нашем городе не много, и они не совсем потерянные люди. По крайней мере, свою похлёбку и крышу над головой, они смогли бы отработать.

В конце нашего разговора состоялся следующий диалог:

- Наталья Олеговна, с января будущего года ваша служба, как и вся городская медицина, переходит в областное подчинение. Как вы думаете, ситуация измениться к лучшему или к худшему?

- Честно говоря, никто ничего не знает, все сидят и ждут. Одна большая неопределенность. Конечно, все надеются на лучшее.  

 

К.ЧАЛОВ


Комментарии (0)

Логин:Пароль:
 

Форум